15.06.2016

Все льготы ТОРов и Свободного порта Владивосток пока не дают импульс развитию производства на Дальнем Востоке


«Проклятие» региональной экономики в виде завышенных тарифов и ДВ-надбавок — вот что нужно преодолеть, уверен приморский делоросс Алексей Бурдюк

Себестоимость любой продукции, произведенной на Дальнем Востоке России, априори выше аналогичного товара из других регионов РФ — из-за более высоких транспортных расходов, энерготарифов и так называемых «дальневосточных надбавок» к зарплатам работников. Такой диспаритет порождает значительные «перекосы» на рынке госконтрактов, лишает региональный бюджет значительных поступлений и, по сути, нивелирует все льготы и налоговые преференции режимов территорий опережающего развития и Свободного порта Владивосток. Без выравнивания транспортных и энерготарифов, без отмены дальневосточных надбавок развитие производства, промышленности в регионе остается под большим вопросом, уверен генеральный директор ООО «ЭКОЛОС-ДАЛЬНИЙ ВОСТОК», член приморского отделения «Деловой России» Алексей Бурдюк.

— Все говорят о создании производства на дальневосточных территориях опережающего развития или в режиме «порто-франко». Но почему-то серьезных заявок пока не поступает — ни от иностранных инвесторов, ни от российских. Считаю, что «с нуля» создавать здесь производство чего угодно для ориентации на российский рынок — не имеет никакого смысла, даже с учетом льгот и преференций особых режимов. Потому что себестоимость выпускаемой продукции у нас на Дальнем Востоке будет выше, чем, например, в Сибири, не говоря уже о западной части страны! И это — не мое частное мнение или опыт нашей компании, а консолидированный «бэкграунд» многих предпринимателей региона, в том числе коллег по «Деловой России», которая постоянно анализирует ситуацию.

У группы компаний «ЭКОЛОС» разница в себестоимости производства в Приморье и в Самарской области — при том что заводы работают по одинаковой модели — 20%! На Дальнем Востоке энергоресурсы — дороже, чем в центральной России, топливные ресурсы — дороже, фонд оплаты труда — больше из-за дальневосточных надбавок, соответственно — дороже все услуги. Сырье, комплектующие по большей части производится на западе страны, все сюда нужно привезти, и тарифы на доставку — очень высоки. В итоге — проще привезти сюда готовое изделие, если только оно не слишком габаритное, конечно.

Сейчас в группу Компаний»ЭКОЛОС» зашел инвестор — известная китайская компания, входит в список «Форбс» по объемам производства продукции промышленного назначения в КНР. Создали совместное акционерное общество, в планах — производство синтетической мембраны (массово применяется в мировом ЖКХ). Мы проанализировали целесообразность создания завода в Приморье — в рамках ТОР или Свободного порта Владивосток. И сравнили с потенциальными экономическими показателями, которые могут быть у такого же завода в Самаре. И приняли однозначное решение в пользу Самары, даже с учетом всех запланированных льгот.

Таким образом, в итоге складывается типичная модель: приходит инвестор, анализирует дальневосточный рынок, сравнивает с общероссийским рынком, складывает шесть-восемь цифр на калькуляторе — и не видит аргументов в пользу Дальнего Востока. И открывает производство все в той же центральной России, а сюда будет возить готовые изделия. Соответственно, рабочие места создаются там, налоги платятся там.

Таких примеров — масса. На Дальнем Востоке, по сути, нет ни одного иностранного производителя, который бы здесь более-менее локализовался, кроме сырьевых оффшорных экспортеров.

И это — совершенно очевидные вещи, любой предприниматель, который у нас что-то производит, все это знает. Чиновники, похоже, об этом диспаритете себестоимости как-то забывают, причем — постоянно.

Что здесь можно сделать? Во-первых, определенный импульс задал уже президент, дав поручение уравнять энерготарифы для Дальнего Востока с тарифами центральной части страны. Если это будет сделано, то постепенно потянет за собой снижение стоимости всего остального.

Тут можно возразить — мол, «возвращение к плановой экономике, ограничение рыночных механизмов!» и прочая подобная риторика. Но: если мы находимся не в равных условиях, то как мы, дальневосточники, можем конкурировать на российском рынке?

В то же время закон 44-ФЗ, как известно, не разделяет страну на «подешевле» и «подороже», на ДФО и всех остальных, а значит- заведомо «работает» против нашего регионального бизнеса по вышеописанным причинам.

Как я уже говорил, один шаг сделан президентом — это введение единого тарифа на энергоресурсы. Второе, что, я уверен, необходимо сделать — проанализировать целесообразность дальневосточных надбавок на различные расходы. И не стимулировать искусственное поднятие тарифов на железнодорожные перевозки. Нужно создать равные условия для всех.

Если мы хотим развивать производство на Дальнем Востоке, надо все шире и шире смотреть на рынок в целом. А если он неконкурентно устроен, то куда смотреть? Тариф на отправку контейнера по железной дороге из Москвы во Владивосток — 1 рубль, а обратно — 1,5 рубля. Почему? Мы хотим частных инвестиций в макрорегион. А частные инвестиции — это люди, которые считают деньги. И каждый инвестор, кто станет считать, будет принимать отрицательные решения, сколько бы экономических форумов здесь мы не проводили.

Пока же надбавки просто «забиваются» в себестоимость любого товара и услуги, производимых в регионе.

Получается, что мы платим эти надбавки только для того, чтобы работник приобретал на них дорогую продукцию, которая, в свою очередь, дорога как раз в том числе и из-за «надбавочной» составляющей.

Ведь, например, авиабилеты на Дальний Восток из центра России субсидируется, долететь можно дешевле, чем из той же Сибири!

Это если про зарплаты. Теперь — немного про госконтракты, по которым дальневосточные подрядчики безнадежно проигрывают «неместным» компаниям. Когда, допустим, «москвичи» участвую в аукционах на постройку детсада в Приморье, они не прибавляют дальневосточный коэффициент к ФОТ, «надбавку» к стоимости обедов — и выигрывают по московским ценам. А когда приезжают, вдруг выясняется: «Да что вы, неужели доставить сюда унитазы из Москвы будет стоить 30% от их стоимости?» — «Да». — «А что же сейчас делать? Надо как-то на качестве сэкономить, чтобы уложиться в цену контракта, а еще нанимать субподрядчиков местных».

Или еще пример. Подряд по реконструкции Владивостокского цирка, выиграли сибирские подрядчики — из Новосибирска. Смету для участия в тендере считали быстро: «Нам сейчас надо отправить во Владивосток 500 человек, всем снять квартиры». В Новосибирске квартира стоит 15 тысяч рублей в месяц. В смету эту цифру «вбили». А потом люди приезжают: «А где квартиры по 15 тысяч?» — «Нет, у нас 35 тысяч стоят». Так что либо надо селить всех работников «плотнее», либо искать другие моменты, чтобы остаться «в смете».

И в сухом остатке — что? Все «развитие экономики Дальнего Востока» на деле оказывается пока лишь вот такой «экономией» — на всем чем можно, в конечном итоге — в ущерб местному населению и региональному бизнесу.

И даже ТОРы и «порто-франко» — тоже, по сути, способ «сэкономить» для уже действующего на территории бизнеса, который получил возможность иметь более выгодные условия для работы на конкурентном рынке. Что-то пошло не так, обходят конкуренты — быстро регистрируем новое предприятие, придумываем проект и «уходим» в ТОР или Свободный порт с льготами и преференциями. Это — не развитие, это просто экономия, и перераспределение бизнес-ресурсов в пределах одной территории.

Добиться развития же можно, только создав реальные условия в Приморье и на Дальнем Востоке для бизнеса и предпринимательства — как в вопросах снижения издержек, так и обеспечивая местным производителям льготный налоговый режим и преимущества при участии в конкурсах на осуществление госзакупок,- считает Алексей Бурдюк.

РИА PrimaMedia

ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

Инвестиционный портал
Камчатского края

Оценка регулирующего развития нормативно-правовых актов

Бизнес-портал Камчатского края

Портал бизнес-навигатора МСП

Информационно-аналитическое агентство «Восток Россия»

ПАРТНЕРЫ